Профессиональная Психотерапевтическая Лига

Объединение нового типа профессионалов психотерапии, практической и консультативной психологии

Стратегия общественного развития социальной психотерапии в РФ 2021-2030

Уважаемые коллеги!

В последние десятилетия мы много работали и много достигли. Важно, чтобы дальнейшее наше развитие стало более упорядоченным и планируемым. С этими целями, на ваше обсуждение выносится «Проект стратегии общественного развития социальной психотерапии в Российской Федерации 2021-2030».

Ваши замечания и дополнения просим вносить в текст стратегии, выделяя цветом, а свои реквизиты включать в рабочую группу. Дополненный таким образом проект направлять профессору Каткову Александру Лазаревичу и мне.

С уважением президент ОППЛ и
Национального СРО» Союз психотерапевтов и психологов»,
профессор Макаров Виктор Викторович


Проект

Стратегия общественного развития социальной психотерапии в Российской Федерации 2021-2030

Введение

В последние десятилетия психотерапия стала всемирным явлением. Психотерапия как наука и востребованная социальная практика интенсивно развивается во всех регионах мира с учетом особенностей этих регионов — ментальных, культуральных, социальных, экономических.

История России последних ста лет полна катаклизм и поворотов и даже разворотов в противоположную сторону… Поэтому в современной России присутствует особая потребность в психотерапии и, конечно, потребность в глубинной, масштабной и эффективной психотерапии, способной обеспечить устойчивое развитие человека и общества в условиях длительной депрессии и нарастающего санкционного давления.

Ситуация с востребованностью масштабной и эффективной социальной психотерапии резко изменилась во всем мире, и в том числе в Российской федерации, в связи с пандемией, вызванной новым коронавирусом. С 11 марта 2020 года, когда Всемирная организация здравоохранения объявила о всемирной вирусной эпидемии COVID19, кризисные социальные явления лавинообразно нарастали не столько в связи с клиническими проявлениями новой вирусной инфекции, сколько по причине тотальной деморализации, паники и принятия ошибочных решений.

Последнее обстоятельство, сравнимое по своим масштабам с планетарной революцией, открывает новые возможности для развития профессиональной психотерапии в России и в мире.

Целью настоящей стратегии является наилучшее использование имеющихся в сфере российской психотерапии ресурсов для достижения значимых целей. Определенный сектор данного целеполагания является универсальным для мировой психотерапии. В то время, как другие приоритетные цели касаются проблематики, специфической для российской психотерапии.

В содержании нижеследующего документа представлены все необходимые разделы, учтены организационные аспекты, необходимые для реализации главных стратегических задач. Таким образом, данный документ представляет подробное изложение Стратегии общественного развития профессиональной психотерапии в Российской Федерации (далее Стратегии) на период 2021-2030 годов.

Ресурсный потенциал и достижения российской психотерапии

В последние годы общее количество профессиональных психотерапевтов, работающих в России, приближается к нормам численности психотерапевтов в развитых странах Европы. В 2019 году в России (по разным данным) насчитывалось от 63-х до 65-и тысяч профессионалов в области психотерапии. Приведенные данные касаются специалистов, состоящих в профессиональных психотерапевтических ассоциациях. Фактическое количество действующих в Российской Федерации психотерапевтов может приближаться к 70-ти тысячам. Через три года эксперты ожидают прирост численности психотерапевтов в РФ на одну треть, а через пять лет — на две трети от сегодняшнего уровня. При этом, следует отметить отчетливую тенденцию к уменьшению числа врачей-психотерапевтов, действующих в государственном секторе и существенного увеличения специалистов-психотерапевтов, действующих в частном секторе.

Таким образом, можно с уверенностью говорить о значительном кадровом ресурсе в сфере профессиональной психотерапии, который в настоящее время имеется в Российской Федерации. А также — о существенном сокращении неприемлемого разрыва между потребностями населения в квалифицированной психотерапевтической помощи и возможностями ее оказания, имевшем место на протяжении последних десятилетий.

Действенным инструментом развития психотерапии в России является сеть профессиональных психотерапевтических ассоциаций регионального и общероссийского уровня. При том, что отдельные национальные ассоциации носят зонтичный характер (например, Общероссийская Профессиональная Психотерапевтическая Лига) и объединяют существенную часть психотерапевтического сообщества России. ОППЛ, кроме того, в продолжении многих лет является корпоративным членов Европейской Ассоциации Психотерапии (ЕАП), Азиатской Федерации Психотерапии (АФП) и активно осуществляет программу международного сотрудничества. Ежегодно в России регистрируются новые психотерапевтические ассоциации. На сегодняшний день можно с уверенностью говорить о том, что почти каждый признанный и распространенный в Российской Федерации психотерапевтический метод — а всего таких методов более шестидесяти — представлен соответствующей профессиональной ассоциацией.

Безусловно, следует отметить и наличие такого организационного ресурса, возобновившего свою деятельность в конце 2020-го, как Федеральный консультативно-методический центр по психотерапии, действующий при Национальном медицинском исследовательском центре психиатрии и неврологии им. В. М. Бехтерева.

В то время, как регулирование профессиональной психотерапевтической деятельности — с акцентом на качество оказываемой профильной помощи — в растущем негосударственном секторе осуществляется саморегулируемыми организациями регионального и национального уровня. Данные саморегулируемые организации действуют в рамках Федерального закона от 01.12.2007 N 315-ФЗ (в редакции от 03.08.2018) «О саморегулируемых организациях», согласно которому саморегулирование определяется как самостоятельная и инициативная деятельность, осуществляемая субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности. Содержанием такой инициативной организационной деятельности являются разработка и установление стандартов и правил профессиональной деятельности, а также контроль за соблюдением требований указанных стандартов и правил.

Наиболее активно и результативно в Российской Федерации, в данном направлении действует Саморегулируемая организация национального уровня Ассоциации развития психотерапевтической и психологической науки и практики «Союз психотерапевтов и психологов», прошедшая регистрацию в 2014 году. Данная структура обладает всеми организационными и кадровыми ресурсами, необходимыми для успешной реализации своей миссии.

Определенные успехи можно отметить и в области психотерапевтической науки. Если в предшествующие десятилетия в Российской Федерации научные исследования психотерапевтического профиля проводились в основном кафедральными сотрудниками и специалистами медицинских научных центров с профилем деятельности в области психиатрии, наркологии и клинической психологии, то в самые последние годы отмечается рост числа инициативных исследовательских проектов. Акценты в тематике проводимых исследований смещаются от клинического к собственно психотерапевтическому содержанию. Чему, в немалой степени, способствует успешное решение сложных методологических вопросов психотерапевтической науки.

С начала 2018 года при Национальном СРО действует Ученый совет по психотерапии. Данной структурой осуществляется информационная и методологическая поддержка инициативным исследовательским проектам, реализуемым в сфере психотерапии. А также — экспертное сопровождение процесса подготовки нормативных документов, регулирующих профессиональную психотерапевтическую деятельность в Российской Федерации.

Специально следует отметить высокую исследовательскую активность российских специалистов в области изучения последствий новой вирусной инфекции, способов психотерапевтической коррекции таких негативных последствий и их эффективной профилактики.

Аналогичные тенденции имеют место и в области психотерапевтического образования. И если в прошлом, в России психотерапевтическое образование врачи и медицинские психологи получали на специализированных клинических кафедрах медицинских институтов, то в последние десятилетия и, особенно, в самые последние годы подготовка специалистов-психотерапевтов существенно чаще проводится лицензированными частными учебными заведениями и центрами. Такие образовательные организации действуют, как правило, в тесном содружестве с профессиональными психотерапевтическими ассоциациями, представляющими определенный психотерапевтический метод, а также в содружестве с зонтичными психотерапевтическими ассоциациями.

Определенные шаги делаются и в сфере законодательного оформления профессиональной психотерапевтической деятельности. Экспертными группами профильных ассоциаций в последние годы подготовлено несколько тематических законопроектов, основные положения и разделы которых активно обсуждались и продолжают обсуждаться психотерапевтическим сообществом России. Суть заявляемых здесь законодательных подходов состоит в защите и укреплении профессионального статуса действующих специалистов-психотерапевтов, и создании необходимых условий для непрерывного роста качества профессиональной психотерапевтической деятельности. Лидеры и экспертные группы психотерапевтического сообщества готовы принимать деятельное участие и в законотворческой деятельности по регулированию вопросов оказания смежной психологической помощи.

Еще два аспекта в новейших тенденциях развития российской психотерапии представляются особенно актуальными. Это волонтерское движение, которое приобрело беспрецедентные масштабы в связи с началом эпидемии COVID19. И здесь, безусловно, следует отметить грамотное сопровождение такого рода самоотверженной деятельности в виде эффективной профилактика и лечение синдрома эмоционального выгорания, и посттравматического стрессового расстройства. Второй важный аспект состоит в существенной активизации транзита психотерапевтических знаний в общество с задачами формирования необходимой психотерапевтической культуры.

Наконец, следует отметить и такое несомненное достижение российского психотерапевтического сообщества, как решение Всемирного Совета по Психотерапии о проведении IХ Регулярного Всемирного конгресса по психотерапии: «Дети, общество, будущее — Планета психотерапии» в России, в 2021 году. В 2020 году был успешно проведен масштабный Всемирный преконгресс по этой же тематике.

Российская психотерапия с полным основанием осознаёт себя флагманом направления новой, широкой, социальной психотерапии, позиционируемой как современная рамочная концепция психотерапии. Лидеры российской психотерапии считают, что именно такое видение профессии в наибольшей степени соответствует актуальному социальному запросу и всем непростым вызовам Новейшего времени.

Глобальные и локальные вызовы

Мир и условия проживания в этом мире необратимо изменились. Эти драматические изменения, связанные с резким, скачкообразным усилением степени агрессивности биологической, а вслед за этим и информационной среды, по общему мнению будут только лишь нарастать.

Главный вызов эпохи и актуальный социальный запрос в этих новых условиях состоит в признании того, что кризисная часть общества — а это существенная часть населения во всех регионах мира — нуждается в квалифицированной психотерапевтической помощи. Но также, следует признать, что человек и общество в целом, нуждаются в долговременной, квалифицированной профессиональной поддержке с использованием особых психотерапевтических технологий. Такие специализированные технологии, с одной стороны, должны обеспечивать устойчивость человека и общества к долговременным стрессогенным воздействиям. А с другой стороны — возможность ускоренного индивидуального и социального развития в условиях нарастания агрессивности среды. В частности, речь идет о форсированном развитии особого, индивидуального и группового адаптивного интеллекта, функциональные и содержательные характеристики которого обеспечивают возможность выполнения этой важнейшей задачи.

Соответственно, статус профессиональной психотерапии, основные типы психотерапевтической деятельности — научной, образовательной, практической, организационной, экспертной, нормотворческой — а так же социальный рейтинг профессии должны соответствовать актуальному социальному запросу и духу Новейшего времени

Между тем, ситуация в сфере профессиональной психотерапии, которая наблюдается практически повсеместно, еще весьма далека от вышеприведенных императивов Новейшего времени. Неопределенный, должным образом не проработанный и не закрепленный в соответствующих нормативных документах профессиональный статус дает повод считать психотерапию субспециальностью психиатрии, либо психотехническим «придатком» психологических дисциплин. Что, собственно, и прослеживается в регламентирующих психотерапевтическую деятельность нормативных актах в большинстве регионов мира, в том числе и в Российской Федерации. Исключение здесь составляют Австрия, Германия, Румыния и Финляндия, где психотерапия, согласно принятым в этих странах нормативным актам, является самостоятельной и независимой профессией, не имеющая административного отношения к медицинским или психологическим сферам деятельности, которые регулируются специальным законодательством. В Австрийской Республике, а затем и Федеративной Республике Германии, кроме того, психотерапия де-юре и де-факто признана академической научной дисциплиной с возможностью получения ученой степени именно по данной специальности.

В рассматриваемой сфере отсутствуют даже и среднесрочные (с перспективой от 5 до 15 лет) стратегии развития научно-практического направления «психотерапия», обоснованные с позиции актуального социального запроса и методологии форсайтного исследования. Перспективные планы по отдельным психотерапевтическим методам, а так же соответствующие прикладные фрагменты стратегических планов по развитию клинических и психологических дисциплин здесь имеют лишь относительную ценность.

И далее, следует признать очевидный факт того, что психотерапия — с тем, чтобы действительно соответствовать актуальному социальному запросу и статусу самостоятельной, респектабельной научной дисциплины — как минимум, должна совершить «подвиг» от стадии эмпирической, наукообразной практики к следующей, теоретической стадии дисциплинарного развития. Фактически, данная констатация означает, что должна быть разработана общая теория психотерапии с такими важными уточняющими характеристиками, как «всеобъемлющая» (т. е. охватывающая основные компоненты предметной сферы профессиональной психотерапии) и «основополагающая» (т. е. формирующая полноценный методологический базис состоятельного и самостоятельного научно-практического направления).

Дееспособная общая теория психотерапии должна выполнять и внятную прагматическую функцию для всего корпуса профильных специалистов и, как минимум, давать исчерпывающие ответы на следующие важные вопросы:

  • существует ли какой-либо глубинный смысл в абсолютно беспрецедентном разнообразии психотерапевтических подходов и методов, который не сводится к откровенно слабой проработанности интегративного вектора профессии и который может выступать в качестве объективного обоснования необходимости именно такого разнообразия;
  • а если такой глубинный смысл все же присутствует, то каким именно образом возможно совмещение двух противоречивых — центробежных и центростремительных — тенденций в теории и, главным образом, на практике; и чему, собственно, нужно учить специалистов-психотерапевтов.

Однако, до самого последнего времени такая, дееспособная общая теория так и не была создана и, соответственно, не оформлена как главный аргумент для признания психотерапии в статусе самостоятельной науки. Немногочисленные энтузиасты-исследователи, действующие в данном направлении, пребывают в эпистемологическом тупике, опираясь на многолетнюю «мантру» того, что для начала здесь должна быть разработана общая теория личности, а затем уже искомые общетеоретические подходы. В то время, как с позиций авангардной науки речь должна вестись о разработке адекватной исследовательской программы (в понимании И. Лакатоса), основанной на методологии эпистемологического анализа предметной сферы рассматриваемого научного направления. Данная констатация — лишнее свидетельство необходимости углубленной подготовки когорты экспертов, способных разрабатывать и выполнять сложные научные исследования в сфере профессиональной психотерапии.

Помимо нерешенных теоретических и методологических вопросов, в области психотерапевтической науки присутствует еще и институциональная проблематика. До настоящего времени так и не создан институт самостоятельной психотерапевтической науки с единой базой «больших» данных, возможностью реализации масштабных исследовательских проектов с необходимым здесь горизонтом исследовательских задач, наличием подготовленных экспертных групп, способных координировать выполнение таких масштабных проектов. При том, что необходимая институализация психотерапевтической науки должна предшествовать признанию ее академического статуса.

Промедление в данном важнейшем вопросе недопустимо, ибо в отсутствии адекватной теоретической базы профессиональной психотерапии мы и далее будем являться свидетелями абсолютно вредного явления некумулятивности и нетранспарентности психотерапевтического знания, процесса информационной инфляции, наблюдающегося в сфере психотерапии во все годы существования профессии.

Обозначенный теоретический и институциональный дефицит, кроме того, препятствует адекватной разработке важнейшего универсального компонента программ подготовки профессиональных психотерапевтов и такого же универсального компонента в оформлении стандартов психотерапевтической практики. Что, в конечном итоге, самым негативным образом отражается на качестве психотерапевтической помощи.

В этих условиях, подавляющая часть разработанных и реализуемых к настоящему времени программ подготовки профессиональных психотерапевтов лишь транслирует ограниченную «информационную генетику» определенных психотерапевтических методов без шансов на какое-либо конструктивное и энергичное продвижение к выполнению обозначенных здесь задач.

За редким, законодательно оформленным исключением (Австрия, Германия, Румыния и Финляндия), психотерапевтическое образование является областью смежных компетенций, прилагаемых к базовому психологическому или медицинскому образованию. Легализованные программы дополнительного психотерапевтического образования, разрабатываемые и используемые в том числе в Российской Федерации, как правило ориентированы на усвоение лишь отдельных психотерапевтических методов. Причем, по данным Скотта Миллера (2017) — директора Международного центра качества медицинской помощи (Министерство здравоохранения и социального развития США), весьма авторитетного и информированного специалиста — существует очень маленькая, или вообще не существует разницы между результатами работы подготовленного таким образом психотерапевта, обучающегося студентов и получивших минимальную подготовку парапрофессионалов. Сведения такого рода — весьма тревожный сигнал, свидетельствующий как о невысокой информационной ценности образовательных программ психотерапевтического профиля, так и об очевидно низком качестве процесса подготовки специалистов-психотерапевтов. Что, собственно, и подтверждается данными о повсеместном распределении рынка психотехнических услуг отнюдь не в пользу профессиональной психотерапии.

Таким образом, настоятельное требование времени заключается в том, что все компоненты базовой профессиональной подготовки специалистов-психотерапевтов (додипломное, последипломное дополнительное и непрерывное образование) должны быть существенно улучшены. Важнейшая сфера смежных психотерапевтических компетенций — с учетом беспрецедентной важности данного сектора в контексте обновленной рамочной концепции социальной психотерапии — должна быть основательно переработана и расширена. Причем, возможности по обучению эффективной само-психотерапии должны быть предоставлены всем желающим.

Что же касается психотерапевтической практики, то здесь необходимо прилагать все возможные усилия для постоянного повышения качества оказываемой психотерапевтической помощи. И такое высокое качество должно подкрепляться разработанным, с учетом специфики психотерапевтических технологий, инструментарием — правилами и стандартами психотерапевтической деятельности все типов, с понятным акцентом на практическую деятельность. Особой строкой здесь должны быть обозначены этические правила оформления психотерапевтической деятельности. Ибо, качество оказываемой психотерапевтической помощи и профессиональная этика, вне всякого сомнения, идут «рука об руку», а позиционирование данных базисных категорий как «отдаленных» или вовсе отдельных — есть вредная иллюзия.

Как понятно из всего сказанного, в области организации психотерапевтической деятельности необходимы поистине революционные изменения. И дело здесь не только и не столько в расширении возможностей оказания квалифицированной психотерапевтической помощи в онлайн режиме — с этой задачей подавляющая часть специалистов-психотерапевтов справилась достаточно быстро. Но в том, что мета-модель социальной психотерапии с полноценным охватом практически всего населения заинтересованных регионов предполагает использование абсолютно нового кластера организационных и информационных технологий. В том числе, и таких технологий, которые повышают уровень психотерапевтической культуры в обществе и переводят скрытые потребности в психотерапевтической помощи в открытые. А это, уже область компетенции подготовленных специалистов-экспертов в области организации профессиональной психотерапевтической деятельности новой генерации. И только в этом случае, скорость, доступность, ассортимент и постоянно растущее качество психотерапевтической помощи будут соответствовать требованиям времени.

Далее, понятно, что вопросам углубленной подготовки экспертных групп, специализирующихся по основным типам профессиональной психотерапевтической деятельности — научной, образовательной, практической, организационной, нормотворческой — должно уделяться самое пристальное внимание. Ибо, любая, развивающаяся сфера профессиональной деятельности на этапе перехода от ремесленных навыков к статусу авангардного научного направления, и в силу этого требующая специальных знаний, умений и навыков экспертного уровня, при отсутствии или даже слабости такого экспертного сопровождения неизбежно обречена на провал.

Еще один важный аспект предстоящих изменений касается и такой, практически не обсуждаемой в профессиональном сообществе области, как психотерапевтическая субкультура. Здесь, скорее, предпочитают говорить о «корпоративной» этике и приверженности профессиональных групп к чистоте того или иного психотерапевтического метода. Между тем, универсальные характеристики важнейшего личностного статуса «Я-профессионал», контекстуальных мета-технологий «Я-техника», «ОНО-техника», устойчивого ресурсного статуса специалиста-психотерапевта — складываются, в том числе, и за счет проработанной профессиональной субкультуры. Наличие такой, постоянно «взращиваемой» субкультуры, помимо прочего, способствует эффективной профилактике эмоционального выгорания в ситуации хронического рабочего стресса.

Критически важными содержательными аспектами психотерапевтической субкультуры следует считать открытость специалистов к новому опыту и постоянная готовность усваивать значительные объемы новой информации. При том, что все предложения такого рода могут и должны восприниматься критически, но без предубеждения и других неконструктивных реакций.

В целом, по настоящему разделу Стратегии — и такая констатация не является преувеличением — следует сказать, что по большинству из приведенных здесь направлений и критических областей развития психотерапевтической науки и практики, российская психотерапия в последние годы продвигалась, опережая практически все страны (за исключением Австрии и Германии, где психотерапия де-факто признана академической наукой). Но даже и по этой, последней позиции существует высокая вероятность того, что в ближайшие два года вопрос признания за психотерапией легального статуса академической научной дисциплины в Российской Федерации будет решен положительно.

Таким образом, обозначенные в данном разделе Стратегии проблемные и кризисные позиции, характерные для общемировой и российской психотерапии, следует рассматривать как вполне достижимые цели и решаемые задачи.

Цели и задачи

Приоритетными целями настоящей Национальной стратегии, с учетом всего вышесказанного, являются следующие:

  • преодоление кризисных явлений в обществе, формирование приемлемых уровней индивидуальной и социальной устойчивости к агрессивному воздействию среды;
  • разработка и утверждение обновленной рамочной концепции профессиональной психотерапии, полностью соответствующей актуальному социальному запросу и требованиям Новейшего времени:
  • утверждение психотерапии в статусе самостоятельного, академического научного направления с возможностью присвоения ученых степеней и званий по специальности «психотерапия»;
  • достижение стабильно высокого уровня качества оказываемой психотерапевтической помощи, растущего социального рейтинга профессии; обеспечение выигрыша профессиональной психотерапии в конкуренции на рынке психотехнологий.

Для достижения настоящих целей должны быть решены следующие задачи, отражающие последовательность действий по каждому приоритетному направлению развития психотерапии в Российской Федерации.

По направлению результирующей цели преодоления кризисных явлений в обществе

Данная приоритетная цель может быть достигнута лишь при условии энергичного и результативного продвижения по направлению заявленных целей 2-4, и выполнении всего комплекса предусмотренных здесь задач. Тем не менее, необходимо иметь ввиду и следующие, специфические для данной цели задачи:

— разработка отдельного направлениясоциальной психотерапии: такое направление, помимо того, что выполняет важнейшую социальную функцию эффективного блокирования состояния деморализации у кризисной части общества (что прямо соответствует актуальному социальному запросу) представляет проработанный социальные компонент в био-психо-социо-духовной парадигме, на основании которой выстраиваются любые формы профильной помощи. Социальная психотерапия предполагает полноценный охват население и, особенного, кризисных групп эффективными психотерапевтическими технологиями как очной, в том числе дистанционной, так и заочной (отсроченной, осуществляемой в онлайн режиме) помощи. А также — специальными технологиями эффективной самопсихотерапии. Социальная психотерапия, кроме того, ориентирована и на обширную нормативную группу населения с запросом на повышение уровней здоровья и личной эффективности. Продвижение данного направления профессиональной психотерапии связано с использованием специальных организационных и образовательных технологий (см. далее). Мета-модель социальной психотерапии ни в коем случае не конфликтует, а только лишь дополняет медицинскую и психологическую модель психотерапии;

— проработка и продвижение на всех уровнях идеи адаптивного интеллекта: данная идея умного, гибкого и ответственного общества фокусирует внимание заинтересованных групп населения на понятную функциональную цель любого психотерапевтического взаимодействия. Данная идея представляет наиболее востребованную в настоящее кризисное время альтернативу множеству определений интеллекта (например, логико-математический, социальный, экономический, эмоциональный, межличносный, внутриличностный, лингвитический, пространственный, телесно-кинестетический, музыкальный — интеллекты и проч.), рассеивающих внимание исследователей и практиков, но также и потенциальных пользователей технологий форсированного развития адаптивной интеллектуальной функции;

— разработка и реализация специальной программы масштабного, многоуровневого мониторинга. Такая программапозволяет проводить корректную оценку: уровней устойчивости населения и отдельных групп к агрессивному воздействию среды; показателей психического здоровья населения с акцентом на качественные характеристики; истинного распространения рисков и фактов вовлечения населения в деструктивные социальные эпидемии всех типов; скрытых и открытых потребностей населения в психотерапевтической помощи и проч. Но также, регулярно проводимый мониторинг позволит оценить масштабы и эффективность технологий социальной психотерапии, направленных на достижение приоритетной стратегической цели. Реализация специальной программы многоуровневого мониторинга требует использования специальных организационных технологий.

По направлению разработки и утверждения обновленной рамочной концепции, профессиональной психотерапии, соответствующей актуальному социальному запросу и требованиям Новейшего времени

Данная цель вполне достижима только лишь при условии выполнения первой задачи из предшествующего перечня — разработки отдельного направлениясоциальной психотерапии. Далее, необходимо иметь ввиду следующие, специфические для данной цели задачи:

— обоснование и, разработка общего формата, углубленная проработка основных компонентов обновленной рамочной концепции психотерапии, позиционирующей профессиональную психотерапию как: самостоятельное научное направление, академическую специальность с возможностью получения профильного высшего образования и ученой степени по специальности «психотерапия»; масштабную и наиболее востребованную социальную практику; сферу конструктивного взаимодействия основных моделей психотерапии — медицинской, психологической и социальной;

— обсуждение и утверждение соответствующей национальной Стратегии развития психотерапии (т. е. настоящего документа) на уровне наиболее представительных психотерапевтических ассоциаций и саморегулируемых организаций с перспективой последующего активного участия данных организаций в выполнении основных задач Стратегии;

— подготовка, издание и продвижение в психотерапевтическом сообществе Национального руководства по психотерапии, в котором аргументируется и подробно излагается обновленная рамочная концепция профессиональной психотерапии со всеми обязательными здесь компонентами — научным, образовательным, организационным, практическим, нормативным.

По направлению психотерапевтической науки

По данному ключевому направлению предусматривается выполнение следующих неотложных задач:

— разработка общей теории психотерапии с характеристиками «основополагающей» и «всеобъемлющей»; обоснование принадлежности профессиональной психотерапии к общему корпусу науки в качестве самостоятельного научного направления;

— формирование (по возможности) единой информационной базы по направлению профессиональной психотерапии, с последующем переформатированием накопленного массива сведений в свод «больших данных» по научной дисциплине «психотерапия»;

— формирование перспективной программы научных исследований по профилю профессиональной психотерапии, с последующей трансформацией этой программы в Базисную научно-исследовательскую программу по профилю научной дисциплины «психотерапия»;

— утверждение — на уровне соответствующих государственных структур — психотерапии в статусе самостоятельного научного направления, а такжеакадемической специальности с возможностью получения профильного высшего образования и ученых степеней и званий по специальности «психотерапия»;

— переформатирование Ученого совета по психотерапии, действующего в рамках Национального СРО, в академический Ученый совет при профильном исследовательском центре национального уровня, реализующего, в том числе, и программы высшего образования по психотерапии;

— открытие на базе профильного исследовательского центра национального уровня Диссертационного совета по психотерапии, предоставляющего возможность квалифицированной экспертной оценки и защиты исследовательских проектов, реализуемых в сфере профессиональной психотерапии; а также — возможность присвоения ученой степени по академической специальности «психотерапия»;

— проработка вопросов полноценного партнерства между организациями, реализующими исследовательские программы в сфере психотерапии, и с близкими по профилю исследовательской деятельности научными центрами.

По направлению психотерапевтического образования

По данному важнейшему направлению предусматривается выполнение следующих задач:

— разработка, утверждение, аккредитация и масштабная реализация программы высшего психотерапевтического образования (базисные компетенции) по профилю социальной психотерапии, основанной на фундаментальных и прикладных концептах общей теории психотерапии;

— разработка, утверждение, аккредитация и масштабная реализация программ дополнительного и непрерывного психотерапевтического образования (смежные компетенции) по профилю социальной психотерапии, со спецификацией по каждой тематической клиентской группе;

— утверждение и аккредитация универсального блока подготовки специалистов-психотерапевтов, разработанного на основании фундаментальных и прикладных концептах общей теории психотерапии; данный образовательный блок позиционируется как рекомендуемый фрагмент, дополняющие подготовку по основным психотерапевтическим методам;

— разработка, утверждение, аккредитация и масштабная реализация специального кластера программ подготовки по отдельным психотерапевтическим компетенциям, востребованным в помогающей и развивающей профессиональной деятельности (волонтерской, педагогической, информационной, консультативной. юридической и проч), предусматривающей, в том числе, оказание помощи лицам, вовлекаемых в деструктивные социальные эпидемии всех типов, а так же их родным и близким;

— разработка, утверждение, аккредитация и масштабная реализация специального кластера программ по эффективной самопсихотерапии, с возможностью размещения таких программ на специальных образовательных платформах;

разработка, утверждение, аккредитация и масштабная реализация специального кластера программ психотерапевтических тренингов для здоровой (нормативной) части населения по спецификация адаптивного интеллекта; такие программы, в частности, предусматривают возможность форсированного развитие именно тех качественных характеристик здоровья, которые обеспечивают высокое качество жизни, эффективность, успешность и устойчивость к агрессивным воздействиям среды;

— разработка, утверждение, аккредитация и реализация программ подготовки преподавателей психотерапевтических дисциплин (с акцентом на дисциплины универсального блока подготовки специалистов-психотерапевтов, углубленную проработку методологии проведения личной терапии, индивидуальной практики с супервизией, балинтовских групп, психотехнического анализа психотерапевтического процесса, специальных тренинговых программ форсированного развития ресурсных характеристик личностного статуса «Я-профессионал»);

— разработка, утверждение, аккредитация и реализация программ подготовки экспертов в сфере образовательной психотерапевтической деятельности с углубленной проработкой специальной методологии эпистемологического (методологического) и психотехнического анализа реализуемых в сфере профессиональной психотерапии образовательных программ;

— разработка, утверждение, аккредитация и реализация программ подготовкиспециалистов-психотерапевтов с функциями научных сотрудников профильных исследовательских центров, а также специалистов экспертного уровня по спецификации методологии научных исследований, проводимых в сфере профессиональной психотерапии;

— разработка, утверждение, аккредитация и реализация программ подготовки специалистов с функциями организаторов системы психотерапевтической помощи населению, а также специалистов экспертного уровня по спецификации организации и обеспечению качества психотерапевтической помощи населения, включая важнейшую функцию нормотворчества.

По направлению психотерапевтической практики

Успешное продвижение по данному направлению предполагает наличие проработанной концепции управления качеством психотерапевтической деятельности. Основные положения данной концепции, — отдельного фрагмента общей теории психотерапии — сформулированные с акцентом на обеспечение высокого качества реализуемой психотерапевтической практики, предусматривают выполнение следующих задач:

— поэтапное, согласованное и мотивированное внедрение разработанных экспертами психотерапевтических ассоциаций правил профессиональной психотерапевтической деятельности;

— поэтапное, согласованное и мотивированное внедрение системы профессиональных стандартов оказания психотерапевтической помощи по каждому психотерапевтическому методу, прошедшему процедуру доказательной регистрации в психотерапевтических ассоциациях национального уровня;

— разработка и внедрение механизмов аккредитации любых форм профессиональной психотерапевтической деятельности и, в первую очередь, деятельности по оказанию психотерапевтической помощи, а также — аккредитации профильных кабинетов, центров, действующих в негосударственном секторе психотерапии;

— продуманная, эффективная стимуляция участия специалистов-психотерапевтов в программах дополнительной и непрерывной профессиональной подготовки, тематических балинтовских группах, специальных супервизорских сессиях с проведением психотехнического анализа психотерапевтического процесса; а также — участия в процессах эффективной профессиональной самоорганизации.

По направлению организация психотерапевтической деятельности

Продвижение по данному направлению, помимо разработки и поэтапного внедрения стандартов по основным типам профессиональной психотерапевтической деятельности, предполагает выполнение следующих задач:

обеспечение эффективной координации организационно-методических структур государственного сектора и саморегулируемых организаций национального уровня, действующих в сфере ресурсной поддержки и адекватного нормативного регулирования профессиональной деятельности специалистов-психотерапевтов, психотерапевтических кабинетов, центров, профильных образовательных и научных учреждений;

— продуманная организация рабочих мест специалистов-психотерапевтов в интернет — пространстве;

— разработка специальной поисковой программы — сетевой сервисной платформы с функцией повышения доступности психотерапевтической помощи для различных групп населения. Данную программу можно использовать для каждого населенного пункта, или страны в целом. Такая программа, помимо облегченного поиск специалистов-психотерапевтов, сможет обеспечивать моментальный доступ к сети онлайн-психотерапии и другим интернет-ресурсам психотерапевтического профиля;

— разработка проектов эффективного противодействия деструктивным социальным эпидемиям всех типов с использованием специальных технологий профессиональной психотерапии на региональном, национальном и секторальном (в рамках деятельности какого-либо социального сектора или отдельной организации) уровнях; поиск дееспособных партнеров, необходимых для эффективной реализации данных важнейших проектов;

— проработка возможности подключения сети специалистов, оказывающих квалифицированную психотерапевтическую помощь, к действующим, при крупных социально-ориентированных организациях, сервисным платформам;

— обеспечение свободного доступа населения к избранным информационным ресурсам профессиональных психотерапевтических сообществ и их альянсов национального и регионального уровня; в частности, к обновляемым реестрам специалистов-психотерапевтов, реестрам методов с доказанной эффективностью; информации о правах клиентов при предоставлении им психотерапевтической помощи, информации об этическом кодексе соответствующих профессиональных организации и проч.;

— разработка и реализация специальных информационных программ и проектов, формирующих и продвигающих обновленный образ профессиональной психотерапии как масштабной и наиболее востребованной социальной практики;

— подготовка и реализация специальных имиджевых программ в сфере профессиональной психотерапии; например — международных и национальных конкурсных программ в сфере психотерапевтической науки, образования и по другим номинациям, с широким освещением финального этапа с награждением лауреатов этих конкурсных программ по всем информационным каналам;

— организация продуманной рекламы достижений профессиональной психотерапии по всем информационным каналам.

Заключение

Любая стратегия, претендующая на полноценное и своевременное достижение сформулированных целей, должна учитывать наличие в рассматриваемой сфере деятельности тенденций, как противодействующих, так и способствующих выполнению главных стратегических задач. Безусловно, такие тенденции должны быть учтены и в настоящей Стратегии.

Противодействующие тенденции в сфере российской профессиональной психотерапии достаточно известны: к теме обязательного нормативного регулирования профессиональной психотерапевтической деятельности и необходимости внедрения системы профессиональных стандартов здесь прослеживается преимущественно негативное, а порой и агрессивное отношение. В такого рода организационных инновациях профессиональные психотерапевты чаще всего видят угрозу их с трудом завоеванным профессиональным позициям и статусу. В то же время, ничего полезного для себя и для профессии от внедрения таких вот, совсем необязательных с их точки зрения, способов нормативного регулирования специалисты-психотерапевты не находят. В таком негативном отношении, безусловно, прослеживается дефицит продуманной, мотивирующей информации, доводимой до каждого психотерапевта по доступным для него каналам.

Вместе с тем, действенным стимулом к реализации основных стратегических задач, вне всякого сомнения, является ситуация все более обостряющейся конкуренции на рынке психотехнологий, на котором сектор профессиональной психотерапии, по многочисленным авторитетным данным, существенно проигрывает. В этих условиях только лишь подлинные прорывы в качестве оказываемой психотерапевтической помощи смогут развернуть ситуацию в требуемом направлении. Для чего, в свою очередь, необходимо использовать весь арсенал научных, образовательных и организационных технологий, представленных в настоящей Стратегии.

Лидеры российского психотерапевтического сообщества не могут не понимать неизбежного проигрыша профессии и действующих здесь специалистов-психотерапевтов в случае отказа от форсированного развития научно-практического направления «психотерапия». Надо понимать и то, что лишь воля и настойчивость профессиональных лидеров позволит сделать первые и самые важные шаги к достижению обозначенных здесь стратегических целей и решению соответствующих задач.

Исключительную важность здесь будут иметь прецеденты успешного решения стратегических задач по отдельным направлениям Стратегии. Такие локальные достижения должны ясно продемонстрировать дивиденды, получаемые обществом, профессией и специалистами, действующими в сфере профессиональной психотерапии, в ходе реализации настоящей Стратегии. В результате чего, мотивация на достижение приоритетных стратегических целей и выполнение важных прикладных задач будет только лишь повышаться.

С учетом всего сказанного, опираясь на достижения и ресурсы российской психотерапии, есть все основания полагать, что основные пункты настоящей Стратегии будут реализованы в установленный десятилетний срок.

И также, есть все основания предполагать, что многие позиции Стратегии будут решены в ближайшем будущем.

Состав рабочего коллектива по разработке стратегии

№пп Фамилия, имя, отчество Должность в рабочем коллективе Наименование организации
1. Макаров Виктор Викторович Руководитель коллектива ОППЛ, Национальная СРО «Союз психотерапевтов и психологов»
2. Катков Александр Лазаревич Ответственный исполнитель ОППЛ, Национальная СРО «Союз психотерапевтов и психологов»

Заказ консультации по телефону

Членство в Лиге: